На пенсии надежды нет: молодежь делает ставки на криптовалюту

размещено в: Новости НПФ | 0

«Дело не толь­ко в том, чтобы за­ра­бо­тать денег. Нам нра­вит­ся мысль о том, что мы можем не толь­ко из­ме­нить мир, но и спа­сти его».

молодежь делает ставки на криптовалютуСе­год­ня прак­ти­че­ски каж­дый знает, что такое бит­ко­ин. Эта крип­то­ва­лю­та стала ши­ро­ко из­вест­на из-за ее стре­ми­тель­но­го роста (от доли цента в на­ча­ле 2010 года до почти $4500 на те­ку­щий мо­мент). Но своей по­пу­ляр­но­стью она обя­за­на не толь­ко этому: за­ча­стую бит­ко­ин ста­но­вил­ся клю­че­вым эле­мен­том в ис­то­ри­ях о ха­ке­рах и чер­ном рынке. Воз­мож­но, вы чи­та­ли о бирже Mt. Gox, кли­ен­ты ко­то­рой в 2014 году по­те­ря­ли при­мер­но пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров в бит­ко­и­нах, или о недав­ней атаке ви­ру­са WannaCry, со­зда­те­ли ко­то­ро­го вы­мо­га­ли у жертв день­ги — опять-та­ки в бит­ко­и­нах.

Но слы­ша­ли ли вы про Ethereum, ка­пи­та­ли­за­ция ко­то­ро­го со­став­ля­ет почти 30 млрд дол­ла­ров? Или про Bitcoin Cash, ко­то­рый от­де­лил­ся от ори­ги­наль­но­го бит­ко­и­на 1 ав­гу­ста этого года, за несколь­ко часов по­те­рял около по­ло­ви­ны своей сто­и­мо­сти, а на сле­ду­ю­щий день вырос почти на чет­верть? Или, — чтобы упо­мя­нуть всю «боль­шую чет­вер­ку», — про плат­фор­му Ripple, чья внут­рен­няя крип­то­ва­лю­та XRP за пару ме­ся­цев по­до­ро­жа­ла с доли цента до $0,4 за токен? А ведь еще оста­ют­ся более 800 менее цен­ных крип­то­ва­лют, спи­сок ко­то­рых (изоби­лу­ю­щий весь­ма ори­ги­наль­ны­ми на­зва­ни­я­ми) можно найти на Coinmarketcap.​com. На спе­ци­аль­ных бир­жах вы также мо­же­те при­об­ре­сти FedoraCoin (ее сим­вол — из­люб­лен­ная шляпа Джа­сти­на Тим­бер­лей­ка), CannabisCoin (мо­же­те сами до­га­дать­ся, как это вы­гля­дит), или, если зайти с конца, Quartz, ко­то­рый в на­сто­я­щее время оце­ни­ва­ет­ся в одну трех­ты­сяч­ную цента (пло­хие но­во­сти для тех, кто купил ее почти за $2 в конце мая).

Дол­гие годы крип­то­ва­лю­ты оста­ва­лись ни­ше­вым рын­ком для тех­ни­че­ски под­ко­ван­ных анар­хи­стов и ли­бер­та­ри­ан­цев, ко­то­рых при­во­дит в вос­торг идея де­цен­тра­ли­зо­ван­ной фи­нан­со­вой сети, но се­год­ня ка­жет­ся, что мы вплот­ную по­до­шли к их по­все­мест­но­му при­ня­тию.

«Это на­сто­я­щий дикий Запад, — го­во­рит ска­зал 35-лет­ний Рон Гинн, ос­но­ва­тель част­но­го сер­ви­са об­ме­на фо­то­гра­фи­я­ми Text Event Pics из Сент-Ога­сти­на, штат Фло­ри­да, ко­то­рый вывел все свои день­ги из фон­до­во­го рынка и вло­жил в Ripple и недви­жи­мость. — Это все равно что ин­ве­сти­ро­вать в ин­тер­нет в 90-е годы. Я, ко­неч­но, очень оп­ти­ми­стич­но на­стро­ен, но я ожи­даю по­лу­чить несколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров с весь­ма скром­ных вло­же­ний. Такой шанс вы­па­да­ет один раз за всю жизнь. В мире фи­нан­сов по­яв­ля­ет­ся свой ин­тер­нет».

На пенсии надежды нет: Молодежь делает ставки на криптовалюту 2/4 По по­нят­ным при­чи­нам крип­то­ва­лю­ты осо­бен­но по­пу­ляр­ны среди мил­ле­ни­а­лов, ко­то­рые росли в усло­ви­ях фи­нан­со­во­го кри­зи­са и те­перь на­блю­да­ют за ро­стом ан­ти­г­ло­ба­лист­ско­го по­пу­лиз­ма, угро­жа­ю­ще­го ста­биль­но­сти меж­ду­на­род­ной эко­но­ми­ки. «Ба­рье­ры входа невы­со­ки, ко­мис­сии ра­зум­ны, а мил­ле­ни­а­лы весь­ма под­ко­ва­ны тех­ни­че­ски», — го­во­рит 22-лет­ний Джон Гу­ар­ко, вы­пуск­ник Уни­вер­си­те­та Дьюка. В от­ли­чие от преды­ду­щих по­ко­ле­ний, мно­гие из этих мо­ло­дых ин­ве­сто­ров не имеют пен­си­он­ных сбе­ре­же­ний, не до­ве­ря­ют па­е­вым ин­ве­сти­ци­он­ным фон­дам и со­вер­шен­но спо­кой­но от­но­сят­ся к циф­ро­вым ак­ти­вам, ко­то­рые нель­зя уви­деть или по­тро­гать. Тра­ди­ци­он­ные пути к ста­биль­но­сти для сред­не­го клас­са ста­но­вят­ся все уже из-за непо­мер­ной сто­и­мо­сти жилья и неустой­чи­во­го рынка труда, по­это­му эти ин­ве­сто­ры рас­смат­ри­ва­ют крип­то­ва­лю­ты не толь­ко как хеджи­ро­ва­ние на слу­чай оче­ред­но­го краха Dow Jones, но и как наи­бо­лее ра­ци­о­наль­ный — и даже почти уто­пи­че­ский — спо­соб со­хра­нить и при­умно­жить свои день­ги.

Материалы по теме:  Активы НПФ «Будущее» недостаточно качественные

33-лет­ний Се­бастьян Динз, опе­ра­ци­он­ный ди­рек­тор про­из­во­ди­те­ля про­дук­тов пи­та­ния Cheeky, устро­ил­ся на свою первую ра­бо­ту сразу после кол­ле­джа в 2007 году. Как толь­ко у него ско­пи­лась до­ста­точ­ная сумма, чтобы ин­ве­сти­ро­вать в фон­до­вый рынок, он решил «риск­нуть и по­лу­чить более вы­со­кий доход». Через шесть ме­ся­цев рынок об­ру­шил­ся.

«Это опре­де­лен­но при­ве­ло к неко­то­ро­му кру­ше­нию ил­лю­зий», — го­во­рит он.

Те­перь ос­нов­ную часть своих сбе­ре­же­ний он дер­жит в крип­то­ва­лю­те. Его скеп­ти­цизм в от­но­ше­нии тра­ди­ци­он­ных рын­ков раз­де­ля­ют мно­гие его сверст­ни­ки, сво­и­ми гла­за­ми на­блю­дав­шие недав­ние по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские по­тря­се­ния.

«Я чув­ствую, что мы до­стиг­ли но­во­го уров­ня, где никто не знает, что про­изой­дет даль­ше, — го­во­рит 24-лет­ний Гейб Вокс, ко­то­рый ру­ко­во­дит сту­ди­ей за­пи­си Rare Book Room в Бруклине. — То, на что мы могли по­ло­жить­ся рань­ше, уже не вы­гля­дит на­деж­ным. К тому же наш пре­зи­дент аб­со­лют­но ни­че­го не знает о том, как ра­бо­та­ет эко­но­ми­ка, и на­зна­ча­ет ру­ко­во­дить ею людей с весь­ма со­мни­тель­ны­ми взгля­да­ми. Это пу­га­ет меня боль­ше всего».

Вокс еще учил­ся в школе, когда раз­ра­зил­ся кри­зис 2008 года, но уже тогда он об­ра­щал вни­ма­ние на за­го­лов­ки, — как и Гу­ар­ко, ко­то­рый го­во­рит, что крип­то­ва­лю­та стала для него «за­щи­той от во­ла­тиль­но­сти».

«Ин­ве­сти­ро­ва­ние в крип­то­ва­лю­ту — это хеджи­ро­ва­ние, — объ­яс­ня­ет он. — Мы всту­па­ем в пе­ри­од дол­го­сроч­но­го де­ре­гу­ли­ро­ва­ния и сни­же­ния на­ло­гов для бо­га­тых. Это не луч­ший ре­цепт ста­биль­но­сти».

Вокс также ин­ве­сти­ру­ет в крип­то­ва­лю­ты ради при­бы­ли: до­хо­ды фри­лан­се­ра в му­зы­каль­ной ин­ду­стрии труд­но на­звать ста­биль­ны­ми.

«Я по­сто­ян­но чув­ствую, что стою на об­ры­ве, — го­во­рит он. — Мне не нра­вит­ся мысль о том, что мои день­ги будут про­сто ле­жать на сбе­ре­га­тель­ном счете. Если учесть ин­фля­цию и низ­кие про­цент­ные став­ки, по­лу­чит­ся, что вы те­ря­е­те день­ги. К тому же в му­зы­каль­ной ин­ду­стрии сей­час не все глад­ко, так что я все­рьез бес­по­ко­юсь за свой доход. Стран­но го­во­рить, что крип­то­ва­лю­та по­мо­га­ет мне бо­роть­ся с этим бес­по­кой­ством, по­то­му что это про­ти­во­ре­чит самой идее, — но это имен­но так».

Он да­ле­ко не един­ствен­ный, кто на­де­ет­ся, что крип­то­ва­лю­та по­мо­жет ре­шить его фи­нан­со­вые про­бле­мы. На те­ма­ти­че­ских фо­ру­мах и в Twitter можно найти нема­ло спе­ку­лян­тов, ко­то­рые счи­та­ют циф­ро­вые ва­лю­ты своим ло­те­рей­ным би­ле­том и пред­вку­ша­ют небы­ва­лую при­быль, — воз­мож­но, с из­лиш­ним эн­ту­зи­аз­мом. Для тех, кто едва сво­дит концы с кон­ца­ми или не может рас­пла­тить­ся с кре­ди­та­ми, ма­лей­ший шанс на то, что ин­ве­сти­ции в $100 ко­гда-ни­будь могут обер­нуть­ся в 100 млн, вы­гля­дит слиш­ком со­блаз­ни­тель­но. А ведь имен­но это про­изо­шло бы, вложи они эти день­ги в бит­ко­ин в 2010 году.

Ко­неч­но, мно­гие не раз­де­ля­ют оп­ти­миз­ма в от­но­ше­нии крип­то­ва­лют, утвер­ждая, что мы стали сви­де­те­ля­ми ве­ли­чай­ше­го пу­зы­ря на циф­ро­вом рынке. Кри­ти­ки счи­та­ют, что небы­ва­лый рост крип­то­ва­лют свя­зан пре­иму­ще­ствен­но со спе­ку­ля­тив­ной тор­гов­лей в Япо­нии и Южной Корее, и ука­зы­ва­ют на про­шлые об­ва­лы бит­ко­и­на как на ос­но­ва­ние для скеп­ти­циз­ма.

Материалы по теме:  Для российского рынка достаточно двух рейтинговых агентств

Но веру в тра­ди­ци­он­ные ин­ве­сти­ци­он­ные ин­стру­мен­ты те­ря­ют не толь­ко мо­ло­дые и до­вер­чи­вые мил­ле­ни­а­лы. Рон Гинн бро­сил ра­бо­ту в Fidelity Investments за день до об­ва­ла рынка в 2008 году.

«Это не ин­ве­сти­ции, — го­во­рит он о своей ста­рой ра­бо­те. — Это про­сто спо­соб ку­да-то при­ткнуть свои день­ги. Ин­ду­стрия фи­нан­со­вых кон­суль­та­ций тре­бу­ет вы­да­вать смяг­чен­ные, усред­нен­ные ре­ко­мен­да­ции. Вкла­ды­ва­ясь в па­е­вые фонды, вы те­ря­е­те много воз­мож­но­стей за­ра­бо­тать».

44-лет­ний Том Берг, ос­но­ва­тель BloKtek Capital из Норт­бру­ка, штат Ил­ли­нойс, давно ин­ве­сти­ру­ет в циф­ро­вые ва­лю­ты и ак­ти­вы. «Я вышел из фон­до­во­го рынка несколь­ко лет назад, — го­во­рит он. — Я понял что я не со­би­ра­юсь бо­роть­ся за 2−3% до­хо­да. Он был слиш­ком кон­сер­ва­ти­вен для меня». На­про­тив, циф­ро­вые ва­лю­ты про­из­ве­ли на­сто­я­щую ре­во­лю­цию и стали от­лич­ным шан­сом для ран­не­го ин­ве­сто­ра, счи­та­ет Берг.

По его мне­нию, крип­то­ва­лю­та по­ки­ну­ла «тем­ные века» шесть ме­ся­цев назад, пе­ре­став быть до­сто­я­ни­ем «людей, раз­де­ля­ю­щих анар­хи­че­ские убеж­де­ния». Он счи­та­ет, что еще лет через пять крип­то­ва­лю­та по­лу­чит по­все­мест­ное рас­про­стра­не­ние, и вско­ре после этого пу­зырь лоп­нет, — но до того он успе­ет про­дать свои ак­ти­вы.

«Если мой ланд­шафт­ный ди­зай­нер ко­гда-ни­будь спро­сит меня о крип­то­ва­лю­те, я пойму, что день на­стал», — го­во­рит он.

Но на пути к мас­со­во­му при­ня­тию крип­то­ва­лют есть неко­то­рые пре­пят­ствия. Ин­ве­сто­ры долж­ны до­ста­точ­но хо­ро­шо раз­би­рать­ся в он­лайн-тех­но­ло­ги­ях и до­ве­рять им, чтобы ис­поль­зо­вать биржи крип­то­ва­лют, такие как Coinbase или Poloniex. Есть такие биржи, ко­то­рые тре­бу­ют от поль­зо­ва­те­лей прой­ти слож­ную и мед­лен­ную про­це­ду­ру иден­ти­фи­ка­ции, а неко­то­рые го­су­дар­ства во­об­ще не поз­во­ля­ют своим граж­да­нам ин­ве­сти­ро­вать в них. Но со вре­ме­нем ра­бо­та на этом рынке ста­но­вит­ся все проще.

Еще одна се­рьез­ная про­бле­ма — угро­за взло­ма. Даже поль­зо­ва­те­ли, до­ста­точ­но под­ко­ван­ные для ис­поль­зо­ва­ния двух­фак­тор­ной аутен­ти­фи­ка­ции, могут не знать о пре­иму­ще­ствах «хо­лод­но­го» хра­не­ния, при ко­то­ром ваши день­ги хра­нят­ся в ав­то­ном­ном ре­жи­ме (на­при­мер, на ком­пью­те­ре, не под­клю­чен­ном к ин­тер­не­ту). Ваши сред­ства неко­му за­стра­хо­вать от по­те­ри: если они ис­чез­ли, можно с ними по­про­щать­ся.

И даже если ваши день­ги до­ста­точ­но за­щи­ще­ны, оста­ют­ся стан­дарт­ные ин­ве­сти­ци­он­ные риски, уси­лен­ные во­ла­тиль­но­стью крип­то­ва­лю­ты. Сто­и­мость того же бит­ко­и­на может ко­ле­бать­ся на 10−15% в те­че­ние дня — за­ча­стую из-за дей­ствий спе­ку­лян­тов, ко­то­рые пы­та­ют­ся ма­ни­пу­ли­ро­вать це­на­ми на аб­со­лют­но нере­гу­ли­ру­е­мом сво­бод­ном рынке.

По этой при­чине чрез­вы­чай­но мало ин­ве­сто­ров пы­та­ют­ся за­ра­бо­тать на ко­ле­ба­ни­ях цен, пред­по­чи­тая этому дол­го­сроч­ные вло­же­ния. Ми­стер Динс и его жена недав­но ку­пи­ли дом в Лос-Ан­дже­ле­се, но не стали ис­поль­зо­вать бит­ко­и­ны, чтобы опла­тить ре­монт.

«Было бы очень кста­ти взять эти день­ги и по­тра­тить часть на ре­монт, — го­во­рят они, — но их бу­ду­щий по­тен­ци­ал нам до­ро­же».

С ним со­гла­сен и Том Берг, ко­то­рый со­ве­ту­ет кли­ен­там BloKtek Capital «ку­пить и за­быть» и под­да­вать­ся ис­ку­ше­нию по­лу­чить крат­ко­сроч­ную при­быль.

«Мы с женой ис­поль­зу­ем бит­ко­ин как бан­ков­ский счет, — го­во­рит он. — С каж­дой зар­пла­ты мы от­кла­ды­ва­ем часть в дол­го­сроч­ные за­па­сы. Мы не ждем воз­мож­но­сти мо­мен­таль­но раз­бо­га­теть, по­то­му что риск по­те­рять все слиш­ком велик».

Материалы по теме:  Народ переводит пенсионные накопления в НПФ

Но даже дол­го­сроч­ные ин­ве­сто­ры часто не могут про­ти­во­сто­ять ис­ку­ше­нию по­сто­ян­но сле­дить за ценой, — азарт слиш­ком велик.

«Если я вдруг по­ни­маю, что не знаю те­ку­ще­го курса, я немед­лен­но иду его уточ­нить, — го­во­рит Вокс. — Я про­ве­ряю его так же часто, как свои соц­се­ти. И от­вле­ка­ет это меня не мень­ше, чем дру­гие при­ло­же­ния на моем те­ле­фоне».

Берг, ко­то­рый ра­бо­та­ет с крип­то­ва­лю­той про­фес­си­о­наль­но, при­дер­жи­ва­ет­ся еще более стро­го­го (и, ве­ро­ят­но, из­ну­ри­тель­но­го) ре­жи­ма.

«Я на­блю­даю за рын­ка­ми по­сто­ян­но, — го­во­рит он. — Есть по­го­вор­ка: крип­то ни­ко­гда не спит. Этот рынок гло­ба­лен, он ак­ти­вен 24/7. Я сплю около че­ты­рех часов в сутки».

Мно­гие дер­жа­те­ли крип­то­ва­лю­ты рас­смат­ри­ва­ют ее не толь­ко как вы­год­ное дол­го­сроч­ное вло­же­ние, но и как сред­ство борь­бы за со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость. Мно­гие элек­трон­ные день­ги не имеют ни­ка­кой цен­но­сти, если не счи­тать тео­ре­ти­че­скую воз­мож­ность их ис­поль­зо­ва­ния в ка­че­стве аль­тер­на­тив­ной ва­лю­ты; мно­гие на­чи­на­ют­ся как невин­ная шутка и вне­зап­но на­би­ра­ют по­пу­ляр­ность среди спе­ку­лян­тов (на­при­мер, Dogecoin — крип­то­ва­лю­та, по­свя­щен­ная со­ба­ке из ин­тер­нет-ме­ма, с ры­ноч­ной ка­пи­та­ли­за­ци­ей около 200 млн дол­ла­ров). Но круп­ней­шие альт­ко­и­ны, а имен­но Ripple и Ethereum, при­но­сят ощу­ти­мую поль­зу в ре­аль­ном мире и при­ни­ма­ют­ся бан­ка­ми и фи­нан­со­вы­ми ин­сти­ту­та­ми.

«Вы­го­да — это за­ме­ча­тель­но, но на­сто­я­щий смысл крип­то­ва­лют за­клю­ча­ет­ся в том, чтобы из­ме­нить мир к луч­ше­му: усо­вер­шен­ство­вать фи­нан­со­вую си­сте­му, по­вы­сить про­зрач­ность и ско­рость тран­зак­ций, по­ни­зить их сто­и­мость, — го­во­рит Гинн. — Рынки об­ру­ши­лись в 2008-м, почти уни­что­жив всю фи­нан­со­вую си­сте­му, — и ни­че­го не из­ме­ни­лось. Цен­траль­ным бан­кам все схо­дит с рук».

Он верит, что уси­ле­ние над­зо­ра со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства не при­ве­дет ни к чему хо­ро­ше­му, зато Ripple может по­мочь «сни­зить си­стем­ный риск».

Те же аль­тру­и­сти­че­ские мо­ти­вы дви­жут и 24-лет­ним Йони Салц­ма­ном, ко­то­рый раз­ра­ба­ты­ва­ет ро­бо­ти­зи­ро­ван­ные ме­ха­низ­мы для аэро­кос­ми­че­ско­го и ме­ди­цин­ско­го при­ме­не­ния. Сальц­ман дер­жит день­ги в че­ты­рех раз­ных крип­то­ва­лю­тах и со­труд­ни­ча­ет с неболь­шой ко­ман­дой в Нью-Йор­ке, чтобы раз­ра­бо­тать еще одну, ко­то­рую он на­де­ет­ся внед­рить в те­че­ние года.

«Дело не толь­ко в том, чтобы за­ра­бо­тать денег, — го­во­рит он. — Нам нра­вит­ся мысль, что мы может не толь­ко из­ме­нить мир, но и спа­сти его».

Ра­зу­ме­ет­ся, это ровно те же аб­стракт­но-иде­а­ли­сти­че­ские идеи, ко­то­рые мы ре­гу­ляр­но слы­шим от пред­при­ни­ма­те­лей из Крем­ни­е­вой до­ли­ны, мно­гие из из ко­то­рых, по­хо­же, за­ин­те­ре­со­ва­ны в общем благе ис­клю­чи­тель­но на сло­вах.

Тем вре­ме­нем сто­рон­ни­ки крип­то­ва­лют ак­тив­но про­по­ве­ду­ют свои взгля­ды среди дру­зей и род­ствен­ни­ков. Как можно до­га­дать­ся, им боль­ше везет со сверст­ни­ка­ми. Гу­ар­ко уже убе­дил несколь­ких дру­зей сде­лать ре­ши­тель­ный шаг, од­на­ко его стар­ших род­ствен­ни­ков, не при­вык­ших к мо­не­там, ко­то­рые не по­ло­жишь в кар­ман, скло­нить на свою сто­ро­ну ока­за­лось не так про­сто:

«Обыч­но они ре­а­ги­ру­ют на мои сло­вам оди­на­ко­во: крип­то-что?»

Под­го­то­ви­ла Ев­ге­ния Си­до­ро­ва

Инсайдер про